Гражданское общество и либерализм

    Дисциплина: Политология
    Тип работы: Доклад
    Тема: Гражданское общество и либерализм

    1Контекст: Социальные движения Востока и Запада.
    Плюрализм не являтся кругом
    произвольных
    интересов.
    Организованный плюрализм,
    данный
    обществу, ... должен основываться на демокра-
    тических принципах.
    [Stanislaw Ehrlich 1982, 237]
    Неожиданный интерес гражданской общественности вызвали рабо-
    ты теоретиков, исследующих возможности демократического социализ-
    ма и
    демократической
    оппозиции
    государственному
    социализму
    Центральной и Восточной Европе [Keane 1988,
    31].
    И, как всегда,
    этот вопрос быстро оказался в центре внимания западной политичес-
    кой теории.
    С одной стороны,
    к этому привело неправильное истолкование:
    под давлением идеологии Холодной Войны демократическими и оппози-
    ционными движениями в Коммунистическом блоке пренебрегали слишком
    долго,
    это
    пренебрежение
    стало одной из причин неожиданного
    разрушения советских режимов в Центральной и Восточной Европе.
    другой стороны, несомненный успех движений гражданской обществен-
    ности как движущей силы смены авторитарных, если не сказать тото-
    литарных,
    режимов коммунистического типа вселили теоретические и
    практические надежды на демократические изменения в западных
    об-
    ществах,
    которые
    всегда
    выступают больше с позиции status quo,
    ориентирующей неоконсервативные правительства. С проектами социа-
    листической
    трансформации,
    как
    дискредитированными разрушением
    взглядов на истинную
    природу
    \"реально
    существующих\"
    марксист-
    ско-ленинских режимов,
    так и уничтоженными неолиберальными \"реа-
    лиями\" нового мирового порядка,
    гражданское общество стало, если
    можно так выразиться, последним шансом демократической теории.
    В отличие от объяснимого внимания к общественной трансформа-
    ции в Центральной и Восточной Европе [Rau 1991] очарование теории
    народного общества на Западе
    кажется
    происходящим
    от
    большого
    числа исторических,
    контекстуальных и умственных предрасположен-
    ностей.
    Особенно выделялось из них то, что основной потребностью
    радикальной демократии стало переопределение концептуальных деви-
    зов социального прогресса и политические перемены, и более точный
    ответ
    на
    неоконсервативные критические нападки считался вредным
    обществу.
    Западный неомарксизм
    на некоторое время перевел свое внима-
    ние от возможностей плановой экономики к
    государству
    как
    орене
    классовой борьбы [Miliband 1973; Poulantzas 1978]. Однако, многие
    из надежд неомарксистов могли осуществиться в государстве как по-
    тенциальный фактор демократического выбора, кажущийся непоправимо
    дискредитированным совпадением разрушения государственного социа-
    лизма
    на Востоке и очевидной невозможностью социально-демократи-
    ческих правительств обмануть реалии нового мирового порядка, про-
    диктованного глобальными производственными и бюджетными кризисами
    и неконтролируемыми международными финансовыми кругами на Западе.
    В то же время левые демократы с трудом смогли со всеобщим энтузи-
    азмом поддержать преимущества либеральной рыночной экономики
    без
    потери
    интеллектуальной,
    моральной и теоретической целостности.
    Спасение пришло от \"популярной власти\" и \"демократического движе-
    ния\" внутри общества [Panitch 1993].
    На основе популярной мыслящей оппозиции государственному со-
    циализму
    на Востоке и появления неоконсервативной модели либера-
    лизма на Западе [Keane, 1988, 2-11] из истории политической мысли
    была восстановлена концепция гражданского общества, нацеленная на
    \"возвращение и изменение старых \"буржуазных\" рефлексов общества и
    ограничений
    государственной
    власти...
    как
    необходимое условие
    поддержки современного демократического менталитета\" [64].
    В ка-
    честве сферы автономного демократического возобновления независи-
    мо от государственных манипуляций и рыночных расчетов гражданское
    общество было очень сильно концептуализировано как антикультурный
    проект.
    С одной стороны,
    в этом можно увидеть разумный ответ на
    клевету неоконсерваторов против демоктатической антикультуры 60-х
    годов как \"противника\" модернизации и прогресса либерального
    го-
    сударства
    и рынка [Bell 1978] и попытку дать теоретическое обос-
    нование и оправдание социальным движениям, возникшим из антикуль-
    туры.
    С другой стороны, гражданское общество можно рассматривать
    как сознательно утопическое
    представление,
    направленное
    против
    абсолютно пессимистического взгляда на то, что было названо \"рис-
    кованным обществом\" новой постиндустриальной современности
    [Beck
    1986].
    То, что принесло гражданскому
    обществу
    споры
    теории
    практике, в любом случае, есть опыт социальных движений Востока и
    Запада
    их
    противодействие
    недостаточности
    демократического
    представления вне действительности государства и рынка. Внедряясь
    в реалии государства и рынка и больше не оспаривая
    их
    на
    своем
    основном пути,
    теория гражданского общества в основной его части
    стала либеральной гражданской общественной теорией.
    Во время Аристотеля и до Althusius {имя} гражданское общест-
    во
    было политическим обществом.
    По словам Аристотеля,
    доброде-
    телью гражданина было \"принимать участие в правлении и подчинять-
    ся правлению\" [Politics 1277a25].
    По Althusius {имя} цель \"граж-
    данского правления\" состоит во взаимном проникновении \"справедли-
    вости\" в \"общественные дела королевства\".
    За пол века после Althusius {имя} понимание гражданского об-
    щества драмматически изменилось.
    По словам Томаса Гоббса из \"Ci-
    vill Low\",
    \"Закон по своей сути есть не совет,
    распоряжение\"
    [Leviathan 1651, XXVI], и \"Свобода\" становится \"Молчанием Закона\"
    [XXI].
    Политическое и гражданское
    общества
    стали
    разделенными
    друг
    от друга.
    Последнее больше кажется не следствием общитель-
    ности природы мужчины,
    а искусственного сооружения, возведенного
    государством. Гоббс также ясно предвидел два различных логических
    подхода,
    которые будут править государством и
    обществом.
    Целью
    политического общества было обеспечение безопасности путем умень-
    шения \"множества голосов до одного\" [XVII]. Нормы же гражданского
    общества должны позволять обществу,
    \"там где закон не предусмот-
    рел\", отстаивать свои собственные доводы для наибольшей своей вы-
    годы.
    Многое
    из
    пост-гоббсовского мира можно показать и обьяс-
    нить,
    как в теории,
    так и в практике,
    в качестве
    бесконечного
    примечания к этим различиям в Левиафане.
    Утверждение, что члены либерального
    общества
    под
    молчание
    закона могут далать все,
    выгодное для них, отмечает беспримерный
    выбор в истории социальной мысли.
    Большая
    часть,
    если
    не
    вся
    предшествующая
    политическая
    философия
    подчеркивает моральное и
    социальное принуждение против
    владения
    частной
    собственностью.
    Жадность
    эгоизм были грехом,
    а не добродетелью.
    Государство
    всегда было моральным и социальным принуждением,
    а не только за-
    коном.
    Гоббс (раньше, чем Локк) положил начало традиции разделе-
    ния либерального государства и рыночного общества.
    Пока общество
    предоставлено безграничному и конкурентному накоплению, государс-
    тво гарантирует согласие общественными договорными обязател...

    Забрать файл

    Похожие материалы:


ПИШЕМ УНИКАЛЬНЫЕ РАБОТЫ
Заказывайте напрямую у исполнителя!


© 2006-2016 Все права защищены