Падение аристократической Римской республики

    Дисциплина: История
    Тип работы: Контрольная
    Тема: Падение аристократической Римской республики

    Если уж право нарушать, то ради господства,
    А в остальном надлежит соблюдать справедливость
    (Свет. Юл.30)
    Эврипид «Финикянин»
    _____________________________________________________________________________
    (1) Фёдорова Е.В. Люди императорского Рима.- М.: Изд-во МГУ, 1990.-366 с. (Стр. 42)
    Введение
    Постоянное соперничество честолюбивых политиков служило дрожжами для римской жизни. Но в
    I веке в их руках оказалось столь сильное оружие, как профессионализирующаяся армия
    в сочетании с потенциалом провинций, также находившимся в полном распоряжении наместников. И хрупкое равновесие традиционного, всё ещё общинного по характеру строя
    было необратимо нарушено. Зёрна будущей монархии уже вызревали понемногу в республиканской почве, испытывались разные модели осуществления высших властных полномочий как в Риме, в
    Италии, так и в провинциях, на суше и море. Позже Августу не придётся
    ничего специально изобретать: его единовластие сможет рядится в республиканские одежды традиционных магистратур и полномочий столь искусно, что вплоть до наших дней
    не утихнет спор историков юристов об истинной природе режима принципата.
    Тем более в период Республики эта объективная тенденция к установлению монархии была растворена в потоке привычной действительности. Цицерон мог сколько угодно сетовать на упадок
    нравов и общественные язвы, возмущаться всевластием и произволом триумвиров («трёхголового чудовища»), порой подчиняться их замыслам, даже вопреки собственным принципам, но участие в
    политической жизни оставалось
    смыслом его существования как единственно возможный способ служения родине и согражданам. Идеал римского государства
    не только сохранял свою притягательность и актуальность, но и находил до известной степени опору в реальной жизни. Да, конечно, кризис был на лицо. И в произведениях
    Цицерона и Саллюстия формулируются теория упадка нравов и необходимость нравственной реформы для восстановления Республики. Порча, искажения могли быть устранены, однако без коренной
    ломки, без низвержения основ. Именно этого и ждали от Цезаря после его победы в гражданской войне, длившейся четыре года.
    Но надеждам не суждено было сбыться. Цезарь не повторил того, что Негода сделал Сулла, - не
    восстановил Республику и не ушёл от власти. Он поступил совершенно противоположным образом. Увеличил число избираемых магистров, он пополнил сенат (с 600 до 900
    человек), однако одновременно ослабив влияние традиционной сенатской олигархии и упрочнив собственные позиции. Выводя новые колонии (в том числе в Коринф и Карфаген) и щедро раздавая
    провинциалам римское гражданство, проводя реформу муниципального строя и наделяя своих ветеранов землёй, Цезарь более подталкивал процессы, требовавшие новые организации империи,
    возможной лишь при стабильной власти верховного правителя. А не раздираемого междоусобицами сената в сочетании с интригами честолюбивых полководцев. В этих условиях продление
    диктаторских полномочий Цезаря было обеспечено, и в 44 году он был провозглашен диктатором навечно.
    То, что переход от Республики к Империи был обусловлен превращением Рима в мировую державу, отнюдь не открытие современных историков, рассматривающих этот
    процесс как проявление кризиса античной гражданской общины, полиса. Эту взаимосвязь чувствовали и сами древние: подобные рассуждения встречаются у Саллюстия, у Тициата, у других.
    Правда, они смотрели на это под иным углом
    зрения. Если мы теперь подчёркиваем непригодность традиционного сенатского республиканского строя для управления огромной державой и соответственно закономерность
    установления более эффективной монархической императорской власти, то римляне видели, прежде всего, разрушительность «державности» и её последствий для их привычного государственного
    устройства – республики – как общего достояния граждан.
    Римляне гордились своим государством и считали его воплощением идеальной формы правления. Живший в Риме во
    II веке и входивший в кружок
    Сципиона Эмилиана греческий историк
    Полибий и позднее Цицерона видели в Римской республике образец смешанного государственного
    устройства, сочетающего лучшие черты монархии, аристократии и демократии, но чуждого свойственных им крайностей и опасностей перерождения. Власть консулов напоминала
    царскую, всевластие сената воплощало
    аристократическое начало, а в значительной ралли народных собраний нельзя было не заметить демократию. Баланс же всех трёх элементов
    и создавал уникальность Рима. Именно уверенность в «правильности» организации Республики лежала в основе римского мифа – о богоизбранности римского народа и его
    великой миссии завоевать мир и править им.
    Существенный порядок ведения государственных дел
    обеспечивал достаточно успешное функционирование республики. Но – до поры до времени, пока не начались долгие десятилетия гражданских смут: от трибунала Тиберия
    Гракха в 133 году и до битвы при Акции в 31 году, где был, а подведена черта под соперничеством Октавиана и Антония.
    Современники Суллы, впервые двинувшего в 88 году свои войска на Рим., организовавшего проскрипции и обеспечившего мечом и кровью проведение серьёзной конституционной реформы, не
    могли не отдавать себе отчёта
    в тираническом характере власти диктатора, и его нововведения, направленные на усиление власти сената и умаление полномочий народных трибунов, ещё не давали повода
    усомниться в сохранении традиционного государственного устройства. Это подтвердило и добровольное возвращение Суллы к частной жизни после возвращения конституционного порядка.
    Казалось, всё идёт как прежде – избираются магистраты, сенат принимает и проводит решения, определён порядок
    прохождения должностей, разделены военные и гражданские полномочия. Последнее было особенно важным, ибо опыт уже показывал всю опасность сосредоточения провинциальных
    армий в руках консулов. Отныне консулы не покидают Рим, а получают провинции (вместе с войсками) лишь по истечении своих полномочий, и в этом деле сенату отводится
    решающая роль. Но равновесие длилось не долго. Не прошло и десяти лет, как были восстановлены в полном объёме права народных трибунов, а там уже не за горами были и
    новые потрясения: заговор Катилины, первый триумвират, трибунат Клодия, фактически
    единоличное правление
    Помпея и, наконец, гражданская война и диктатура Цезаря, окончательно разрушавшая сулланскую конституцию.
    Рим держали в постоянном напряжении беспрестанные столкновения, и даже вооруженные стычки между Клодием, избранным народным трибуном в 58 году с помощью Цезаря, и
    Милоном, ставленником сената. Эти годы вместили немало событий: рост могущества Помпея; изгнания и возвращение Цицерона (58-57 гг.), которого Клодий обвинил в бессудной казни римских
    граждан – катилинариев; непрекращающиеся скандалы и судебные процессы по поводу подкупа избирателей и попытки решать исход выборов с помощью оружия; убийство Клодия рабом Милона (18
    января 52 г.) и последовавшие за этим народные волнения и суд над Милоном, закончившийся его осуждением, изгнанием и распродажей имущества; гибель К...

    Забрать файл

    Похожие материалы:


    Добавить комментарий
    Старайтесь излагать свои мысли грамотно и лаконично

    Введите код:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код



ПИШЕМ УНИКАЛЬНЫЕ РАБОТЫ
Заказывайте напрямую у исполнителя!


© 2006-2016 Все права защищены