Юридические аспекты терминов "вредоносная программа" и "неправомерный доступ"

    Дисциплина: Юриспруденция
    Тип работы: Курсовая
    Тема: Юридические аспекты терминов "вредоносная программа" и "неправомерный доступ"

    Юридические аспекты терминов"вредоносная программа" и "неправомерный доступ"
    В статье рассматривается ошибочная практика квалификации по "компьютерным" ст. 272 и 273 УК РФ правонарушений, связанных с авторским правом. В силу схожести
    терминов и игнорирования понятия объекта преступления работники правоохранительных органов неверно квалифицируют подобные деяния. В частности, ошибочно признают некоторые программные
    средства для преодоления технических средств защиты авторских прав вредоносными программами, а сами деяния, имеющие целью подобное преодоление, - неправомерным доступом к компьютерной
    информации. В ряде случаев это переводит нарушение из административной или гражданской сферы в уголовную. Авторы подробно анализируют соответствующие составы преступлений, уточняют
    толкование ключевых терминов, а также опровергают расхожие заблуждения, касающиеся вредоносных программ.
    Тенденция к использованию статей 272-273 УК РФ
    в отношении правонарушений, связанных с авторским правом
    Примерно с 2001 г. в практике правоохранительных органов России появилась странная тенденция: добавлять обвинение по ст. 272 (неправомерный доступ) или 273
    (вредоносные программы) ко всем обвинениям по ч. 2 и 3 ст. 146 (нарушение авторских прав), если только охраняемое произведение было представлено в цифровой форме. По информации
    авторов, инициатором подобной практики стал один крупный российский правообладатель при технической поддержке им же учрежденной некоммерческой организации.
    Причины появления такой "инициативы" достаточно ясны. Для привлечения нарушителя авторских прав по "целевой" ст. 146 УК РФ необходимо доказать, что стоимость
    контрафактных экземпляров была не менее 50 000 руб. При единичной же установке программного продукта подобная сумма может фигурировать, только если этот продукт очень дорогой, такой,
    например, как AutoCAD компании AutoDesk (около 106 000 руб.). А большинство популярных отечественных программ существенно дешевле и, как правило, по стоимости не превышают 40 000 руб.
    В то же время львиная доля нарушений осуществляется именно посредством единичных инсталляций программных продуктов.
    На тринадцатой странице читайте основной вывод по данной работе, связанной с нарушением авторских прав.
    Соответственно возникла потребность "найти иные пути" привлечения нарушителей к уголовной ответственности. Именно к уголовной, потому что она оказывает максимальный
    психологический эффект на потенциальных нарушителей, а также дает несравненно большие возможности для сбора доказательств. Доказывать нарушения авторских прав в гражданском порядке
    намного труднее и дороже; при этом невозможны такие действия, как проверочная закупка, обыск, допрос подозреваемого и свидетелей.
    Искомую возможность перевода нарушения из гражданской сферы в уголовную предоставили формулировки ст. 272 и 273 УК РФ. Речь в них идет о неправомерном доступе к
    компьютерной информации и о создании вредоносных программ, заведомо приводящих к модификации, копированию, уничтожению либо блокированию компьютерной информации, нарушению работы ЭВМ,
    системы ЭВМ или сети. Объект авторского права, программа для ЭВМ, записанная на машинный носитель, очень похожа на "компьютерную информацию" в неюридическом, бытовом значении этого
    термина. А имущественные авторские права на программу для ЭВМ обозначаются терминами: "воспроизведение", "распространение" и "переработка", которые по своему значению похожи на
    термины "копирование" и "модификация", используемые в ст. 272 и 273 УК РФ.
    Соответственно с этой точки зрения "неправомерное воспроизведение объекта авторских прав" и "преодоление технических средств защиты авторских прав" похожи по
    звучанию на "неправомерный доступ к информации", который подпадает под действие ст. 272 УК РФ. А написание специализированных программ для преодоления технических средств защиты
    авторских прав похоже на "создание вредоносных программ", подпадающее под действие ст. 273 УК РФ.
    Дополнительным запутывающим фактором здесь служит и непродуманное использование законодателем одного и того же термина "модификация" как в Федеральном законе "О
    правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных", так и в указанных статьях Уголовного кодекса. Такое "совпадение" приводит к тому, что даже в правовых
    работах известных специалистов всерьез исследуется вопрос о том, чем отличается "модификация компьютерной информации" от ее "адаптации". Хотя термин "адаптация" применяется лишь в
    отношении программ для ЭВМ как объектов авторского права и неприложим к информации.
    Со своей стороны представители правоохранительных органов охотно приняли на вооружение этот подход, так как он позволяет как наказать "виновных" лиц, неподсудных
    (из-за установленного "порога" по стоимости) по ст. 146, так и поднять показатели раскрываемости преступлений в области компьютерной информации. Практика вменения состава преступления
    по ст. 272 и 273 УК РФ изначально распространилась в регионах, в настоящее же время она начала внедряться и в столице.
    По мнению авторов настоящей статьи, во-первых, эта практика нарушает существующее законодательство Российской Федерации, криминализируя большинство пользователей
    ЭВМ в нашей стране (согласно данным международной организации Business Software Alliance, 87% установленного программного обеспечения в России - контрафактное). Во-вторых, такая
    практика предоставляет правообладателям дополнительные, изначально не предусмотренные законом возможности для защиты их прав. И тем самым сильно перекашивает баланс между интересами
    авторов, пользователей и общества в целом, в то время как именно баланс прав и является целью законодательства об интеллектуальной собственности.
    Разумеется, утверждение о неправомерности применения ст. 272 и 273 УК РФ к случаям нарушения авторских прав на программы для ЭВМ нуждается в доказательствах его
    верности. Ниже мы попробуем проанализировать указанные статьи и область их применения и сформулировать необходимые доказательства.
    Преступления в сфере компьютерной информации
    Указанная глава появилась вместе с Уголовным кодексом РФ в 1996 г. Изначально осуществить криминализацию "компьютерных преступлений" предполагалось посредством
    внесения ряда статей в Уголовный кодекс РСФСР
    , в частности:
    - ст. 152-5 "Незаконное проникновение в АИС, совершенное путем незаконного завладения парольно-ключевой информацией, нарушение порядка доступа или обхода механизмов
    программной защиты информации с целью ее несанкционированного копирования, изменения или уничтожения";
    - ст. 152-8 "Промышленный шпионаж с использованием ЭВМ".
    Однако переход к совершенно новому Уголовному кодексу стал причиной переработки указанных статей и их сведению к нынешним трем статьям 28-й главы УК РФ.
    По нашему мнению, указанное сокращение составов преступлений сказалось на "компьютерной" части уголовного закона отнюдь не лучшим образом. Первоначальный вариант,
    хотя и не идеальный, более соответствовал реальности и теоретическим положениям информационной безопас...

    Забрать файл

    Похожие материалы:


    Добавить комментарий
    Старайтесь излагать свои мысли грамотно и лаконично

    Введите код:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код



ПИШЕМ УНИКАЛЬНЫЕ РАБОТЫ
Заказывайте напрямую у исполнителя!


© 2006-2016 Все права защищены